На несколько шагов впереди

Поделись с друзьями

Я бегу на встречу. Да зачем я себя обманываю, плетусь. Еле ноги волоку. Как, впрочем, и всегда в последний месяц после перенесенного ковида.

Скупаю весенние букетики у старушки, одиноко стоящей на автобусной остановке и ловлю себя на мысли, что цветы, художественно сложившиеся в яркую и роскошную палитру не будят в душе обычного восторга. Просто давно дала сама себе обещание помогать старушкам, покупая у них пучки редиса, лука и цветов.

Вчера на работе мне было очень плохо. Внимательно посмотрев на мое унылое лицо и синие губы, педагог-психолог с улыбкой сказала: «Пора включать позитив!».

-Ага, тебе бы так, подумала я. Вот может завтра, после встречи с известным пульмонологом…

И вот этот миг! Обнимаю незнакомку. Улыбка во все лицо, слезы, блеснувшие в ее глазах в знак благодарности за бабушкин скромный букетик и, в тот же миг доверие к доктору окутывает теплым и уютным шарфом. Яркая, энергичная, живая, это ж если она на работе такая, то какое счастье оказаться ее пациентом?

А пациенты они чуть что про свое. Грудная клетка у меня, видите ли как после расстрела. Дыр, ясное дело нет, но эти фантомы я периодически ощущаю. Может это моя разгулявшаяся журналистская фантазия? Так не только у меня. У знакомой журналистки вообще целая дыромаха в спине после ковида.

Терапевт посоветовала лечить невралгию. Передо мной же пульмонолог. Специалист, чьи знания востребованы сегодня как никогда. Весь мир прислушивается к ее наблюдениям, открытиям, научным разработкам в области болезней органов дыхания. Ежегодно она выступает с докладами в Национальном конгрессе по этой специализации. Мне неловко профессионалу такого уровня, признаваться в своих печальных, возможно надуманных постковидных наблюдениях. А в ответ слышу простое, человеческое, немудреное объяснение. Воспаление при короновирусной инфекции распространяется преимущественно в субплевральных областях (в областях, плотно прилегающих к плевре легкого) именно она, сплошь покрытая сетью нервных волокон, отзывается болью, а не само легкое.

Позже я прочитаю в прессе о постерном докладе Нонны Мирцхулава на международном конгрессе «Pneumo Update» в Вене и Праге. Задолго до пандемии он привлек внимание специалистов тщательнейшими исследованиями и практическими наблюдениями. В ответ на приглашение академика и президента Российского респираторного общества А.Г. Чучалина она привезла с собой пациента, который поднялся в горы пешком без той страшной и мучительной одышки, что свойственна хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ). Да, собственно, какие горы, такая болезнь даже шнурки завязать не позволяет больному.

На пресс — конференции в РИА Новости он представлял своей судьбой яркий случай успешной клинической практики, как пример возможностей современной терапии ХОБЛ и обаятельного доктора, которая со жгучим грузинским темпераментом делилась своими наработками. Академик РАН, заведующий кафедрой госпитальной терапии педиатрического факультета РНИМУ им.Н.И.Пирогова, пульмонолог с мировым именем Александр Чучалин был очарован этой глубокой искренностью и страстным желанием доктора максимально отдать свой талант и накопленные знания. Легко принял приглашение приехать в Краснодар и выступить на конференции, которую еще только предстояло обозначить в крае и согласовать. Но Мирцхулава зажмурилась и,.. шагнула навстречу недоумению по поводу ее вольнодумства. В конце концов не ради себя все это, ради дела.

Она и подумать не могла, что жизнь исподволь готовила ее к тому, что все стажировки, публикации в научных журналах, личные наблюдения, однажды пригодятся в красной зоне борьбы с новой инфекцией.

Нона Георгиевна Мирцхулава, главный пульмонолог города Краснодара, заслуженный работник здравоохранения Кубани» когда-то просто очень хотела вернуть здоровье отцу. Маленькая грузинская девочка, живущая с родителями в таджикском селе и воспитанная на принципах атеизма, в тайне от всех тихонько молилась на русском языке и просила у небес дать ей возможность выучиться на врача.

В Таджикистане, где пришлось жить семье, русские, грузины, таджики все жили дружно и ничего не предвещало той страшной национальной розни, что случилась, когда она уже училась на первом курсе мединститута в Душанбе. Последним транспортным самолетом, стоя как в автобусе, набившись плотно друг к другу, беженцы летели в Москву. Это могло стать крушением ее самой главной мечты, но упрямая девчонка несмотря на мороз в минус 20 в туфельках и плаще сразу же пошла в мединститут. Там ее выслушали и посоветовали ехать поближе к родственникам. Так она оказалась в Кубанском мединституте. Но перед тем еще был Курский вокзал, где девчонку, одетую не по сезону, дрожащую от холода и голодную, на входе остановили милиционеры: «Бомжей не пускаем!»

С тех пор она не судит людей по внешнему образу, а смотрит глубоко в глаза. Тем, у кого боль и страх, это помогает справиться с тревогой, доктору же так легче общаться и распознавать верные проявления болезни. Сегодня доктору одного взгляда на человека достаточно, чтобы понять, что это легочный больной. К примеру, они одинаково сидят, одинаково сутулятся, грудная клетка имеет одинаковую форму и еще с десяток едва уловимых признаков хорошо знакомы и понятны опытному врачу.

Признанный специалист в области пульмонологии , доктор накопивший за 25 лет работы высокий уровень клинического мышления и профессиональную компетентность, Нона Георгиевна часто думает над тем, как помочь начинающему врачу развить тончайшую чувствительность к симптомам, проявляющим себя не всегда системно. Часто, вспоминая слова мамы «Доченька моя, я мечтаю, чтобы ты всегда была нужна людям».

Этими же словами доктор обращается к своим коллегам. «Может ты и большой профессионал, но во врачевании для тебя главное понимание ,что ты очень нужен людям, как человек, сочувствующий, понимающий. Врачующему сам Господь помогает стать лучше профессионально. Именно тогда включается та самая интуиция, что случайным попаданием божественной мысли в человеческую спасает жизни». Можно пытаться объяснить это неосознанным опытом или логикой. Только иногда все развивается как раз против всякой логики.

Был случай, поступившая по санитарной авиации молодая беременная женщина с тяжелой формой одышки, задыхалась и синела, когда садилась на кровати, а в положении лежа, вдруг одышка ослабевала. Но у обычных больных все наоборот!

Нона Георгиевна впервые тогда поставила этот диагноз — гепатопульмональный синдром. Вот как она вспоминает об этом: «Накануне прочла научную статью любимого учителя профессора С.Н Авдеева» Гепатопульмональный синдром у пациентов с циррозом печени». А я давно следую этому правилу, что бы быть врачом, нужно ежедневно читать все передовое. Мы не имеем право не знать или пропустить новый метод лечения или какое — либо наблюдение! К нам приходят пациенты и они приносят в надежде на выздоровление свою жизнь! Так вот, у этой беременной девочки был единственный шанс спасения — пересадка печени, этот шанс с каждым днем таял. Времени ждать донорскую печень не было, спасла бы только пересадка родственной печени. Согласилась на трансплантацию части печени родная сестра.

Для уверенности в правильности принятого решения я написала именитым ученым профессору С.Авдееву и академику А.Чучалину. Они поддержали и даже были настолько заинтересованы, что в последствии Александр Григорьевич повторно пригласил меня в Москву и мы совместно представляли клинический случай на Национальном конгрессе, а потом была большая статья под редакцией академика Чучалина в журнале «Пульмонология».»

Операцию успешно провели в Федеральном медицинском биофизическом центре ФМБА России им. А.И.Бурназяна.

Однажды, еще в начале семейной жизни, Нона Мирцхулава и Сергей Дурбанов дали друг другу обещание, что станут лучшими в своем деле и настоящими профессионалами. Муж рассмотрел в юной студентке, будущем кардиологе и любимой девушке ту стальную волю к победе, что жила в каждом ее поступке. И без колебаний принял решение невесты оставить свою девичью фамилию. Ей очень хотелось, чтобы тепло и благодарность людей за спасенные жизни и здоровье возвращались к имени отца, так верившего в свою мужественную и целеустремленную дочь.

А Нона приходила посмотреть, как дежурит муж в отделении. В самых критических случаях – спокойствие, выдержка и верный точный ход. Они словно наполняли друг друга силой знаний, извлекаемых из опыта врачевания.

Опыт же всегда предлагает контрольную раньше урока. Нона начинала на скорой. В первый же вызов юный беременный доктор получила настоящее боевое крещение. Мать двух маленьких дочек решила свести счеты с жизнью. Женщина 120 килограмм, в спасении счет на минуты, вынести ее к машине было не по силам хрупкой девчонке. Первая помощь подарила надежду, дальше нужна была экстренная профессиональная помощь в больнице, и тогда она вышла во двор и закричала что есть сил «помогите»! Пациентку спасли, а в голове неотступно крутилась мысль: Счастье то какое, у двоих девочек мама жива!

В биографии доктора, была еще работа медицинской сестрой в отделении патологии новорожденных, где ответственность и точность в работе двойная! По воле судьбы она несет двойную ответственность и сегодня. Отделение пульмонологии ГБУЗ «ККБ №2», которым заведует Нона Георгиевна, основная площадка по лечению беременных и рожениц с болезнями органов дыхания. Более четырех лет Нона Георгиевна курирует 22 района Краснодарского края по тяжелой пульмонологической патологии. Она основной консультант в вопросах пульмонологии в ККБ №2 по санавиации и телемедицине.

В тот день, когда в стране объявили пандемию Нона Георгиевна лежала на операции. Еще в юности, попав под машину и пережив тяжелую ортопедическую травму, она как доктор понимала, что обезболивающие это до срока. И да, она однажды уже не смогла стать на ногу.

Кто же знал, что это совпадет с началом совершенно нового периода в здравоохранении. Лежа на больничной койке она не только принимала участие в создании госпиталя, но читала статьи ученых, писала письма знакомым и незнакомым профессорам пульмонологам, собирала по крупицам новый опыт лечения ковидной инфекции так что, когда через месяц надела свой защитный скафандр уже наверняка знала многое из патоморфологических синдромов коварного и многоликого заболевания. А «цитокиновый шторм» прочувствовала на себе, когда болезнь взяла в оборот и ее.

С высоты пережитого лично и годового опыта борьбы с этой болезнью Нона Георгиевна отмечает, что «COVID 19 коварный убийца. Врачу надо быть постоянно начеку, внезапная одышка и ты понимаешь времени на размышления нет, ты должен точно знать, как действовать в такой ситуации. Это и слезы неудачи, когда позднее обращение; это внезапная смерть, когда больные сосуды; это ежеминутная борьба с неуправляемой нарастающей одышкой; это безумие, которое наступает у возрастных пациентов; и это страх смерти, который ты читаешь в глазах пациента, их слабость и апатия к жизни. А ты в защитном скафандре и пациент видит только твои глаза, вот тут ты понимаешь значение слов про мужество и самоотверженность. Твои уверенность, теплые и убедительные слова для родственников и пациентов, для каждого особенные, и горе, которое ты искренне разделяешь от потерь, это большое испытание для врача и пациента.»

Я видела, как лучатся глаза Ноны Георгиевны сквозь маску защитного костюма. В них такая глубина, такая сердечная забота. Смотрела на нее и думала, что неслучайно врачи в скафандрах напоминают нам инопланетян. Они задолго до снимков и рентгена увидят наши болевые точки, но они как никто другой знают, что болезнь не в точке, а это сбой всего организма.

Когда ведущий пульмонолог инфекционного госпиталя «ККБ №2» Нона Мирцхулава вакцинировалась в числе первых в крае, то в прямом эфире российского телевидения искренне поделилась своими впечатлениями с телезрителями. Ее телефон после эфира разрывался от звонков до такой степени, что телефонная компания, выделила ей невероятно огромный бонусный трафик, сделав своим vip клиентом.

Она отвечала и отвечает всем на звонки. Консультирует, сочувствует, советуется, сожалеет, искренне плачет, радостно и светло радуется за людей, победивших болезнь, смотрит в вотсапе снимки, а в прямом эфире слушает своих коллег. Ей нужно на несколько шагов всегда быть впереди.

Десять лет назад, когда Нону Георгиевну назначили заведующей пульмонологическим отделением, он жила совсем неподалеку от больницы и с удовольствием приходила на работу в 6 часов утра. Навсегда осталось в душе это ощущение блаженства, юркнуть в дырку в больничном заборе и начать день на несколько часов раньше. В таком дне будет больше возможностей, больше радости и больше открытий.

Любовь Евсеева, член Союза журналистов России

Участница краевого конкурса
журналистских работ “На переднем рубеже”





0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии