Олег Высоцкий: «война» началась стремительно

Поделись с друзьями

Олег Высоцкий – молодой заведующий отделением анестезиологии и реанимации № 2 в Краснодарской краевой клинической больнице №2. Назначение он получил незадолго до того, как мир погрузился в коронавирусный хаос. Сначала доктор Высоцкий не придал значения тому, о чем рассказывал телевизор в каждой российской квартире: казалось, что опасный вирус – региональная проблема Китая, «побочный эффект» от схваток торговых компаний. Однако «война» началась стремительно: некогда было готовить снаряды, складывать их, ставить пушки, прицеливаться. Все произошло молниеносно – в Минздраве сказали: завтра вы закрываетесь и будете принимать первых ковидных пациентов.

В начале апреля под них было выделено в реанимации 16 коек. И это было только начало.

Для 39-летнего реаниматолога Олега Высоцкого эпидемия коронавируса стала отдельным, тяжелым, страшным, полным потерь и изнуряющего труда этапом жизни.

О выборе профессии

В старших классах школы он, как и все, стал выбирать свой жизненный путь. Хотел стать полицейским, чтобы спасать и защищать. Об этом писал и в сочинениях. Олег хорошо учился, закончил музыкальную школу по классу баяна, занимался спортом. И родители все чаще «заводили» разговоры о будущем. Стояли 90-е. Отец – обычный работяга, мать — учительница, хотели для сына стабильной и сытой жизни. И когда он, играя в баскетбол, сломал руку, мама вдруг подсказала, что лучшая профессия — это врач. Врачи очень нужны, их всегда и везде кормит народ, просто, по-житейски убеждала она. А когда мама скоропостижно умерла, сын сделал окончательный выбор.

Друзья отца в Краснодаре помогли найти репетиторов. Олег год ездил к ним на занятия и в итоге поступил в Кубанский мединститут. К тому времени в их семье произошло «пополнение». Чтобы легче было растить детей, в отцовский дом переехала родная сестра матери с двумя дочками.

Учиться в меде, признается Высоцкий, было очень тяжело. Ему, деревенскому пареньку, не бывавшему дальше Геленджика, не нравился большой город Краснодар. Он сильно переживал из-за троек. Спрашивал себя строго, разве может хороший врач получиться из троечника? Однако без устали брал знания штурмом, не пропустив и не опоздав ни на одну лекцию.

О службе в армии

На последних курсах стал работать медбратом в реанимации, поступил в ординатору, занимался исследовательской работой. Жизнь стала абсолютно наполненной, когда Олег познакомился со своей женой — красивой и порядочной медсестрой. Влюбленные и родня стали готовится к свадьбе. Олегу предложили учиться в аспирантуре. Все складывалось даже слишком хорошо. И тут судьба прислала повестку в армию. Отправив в медсанчасть Ростов, от него утаили, что служить будет в передовом военном госпитале экстренного реагирования. Крылатая помощь на большом военном самолете делала в день несколько перелетов для эвакуации раненых по Северо-Кавказскому военному округу. Успел молодой врач Высоцкий побывать и на войне — в 2008 году, в Цхинвале. Когда вернулся домой, сыну исполнилось 2 года.

Служба, признается Олег, дала ему колоссальный профессиональный и человеческий опыт. Он понял, что главное для него — это служение Отечеству. Себя считает патриотом, объясняя, что чувство это — врожденное. Оно или есть, или нет.

О ковиде

Ковид — это целая эпоха в жизни Олега Высоцкого. Когда вирус показал всю свою гнилую сущность, молодой заведующий буквально пропадал на работе — в 6.30 он уже был в своем кабинете, раньше 10 вечера не уходил. И хотя в «красную» зону его еще не пускали и не платили ковидных денег, он работал столько, сколько считал нужным. Не мог уйти – из-за больных. Олег Валерьевич признается, что это самый тяжелый период в его жизни. Вирус уносил знакомых и друзей. Кто-то из коллег потерял родителей. Высоцкий и сам заболел – пролежал 10 дней в реанимации.

Коронавирус изматывал своей непредсказуемостью. До сих пор ни один противовирусный препарат так и не нашел подтверждения своей эффективности. И сейчас врачи, несмотря на наработанный за год опыт, думают: вводить препараты или не вводить, поможет или не поможет. Сколько было случаев, когда у двух больных одного возраста, с одинаковой сопутствующей патологией проводили одинаковую терапию. В итоге — один выживал, другой — нет. Гибли молодые люди, от 30 до 40 лет. С этими потерями Высоцкому смириться тяжелее всего.

О самом тяжелом

Самое жестокое в профессии реаниматолога — терять людей. Когда пациент погибает — это нож в сердце. Когда начинают звонить родственники и говорить: «Вы убили моего кормильца, мужа…», это вилы в грудь, говорит Олег Валерьевич. Как спокойно принять смерть 38-летнего мужчины, у которого осталось двое детей?

Кто-то из близких умерших от коронавируса относится с пониманием и даже благодарит со словами: «Мы знаем, что вы сделали все, что смогли». И таких, конечно, больше. А те, кого спасли врачи, продолжают жить своей жизнью. Возможно, они вспомнят докторов добрым словом, поднимут за них тост, сказав, что те им подарили вторую жизнь, только доктора об этом не узнают.

Но кто-то в открытую обвиняет врачей в том, что погубили их «мальчика». Проклинают. Звонят на праздники, в Новый год. И накал проклятий не уменьшается, слова отравляют кровь ядом. Как жить потом с этим, зная, что действительно сделал все, что мог? Просто враг, подлый и опасный, оказался сильнее.

Медицина — наука неточная, несмотря на то, что существует много стандартов, протоколов, в лечении каждого человека есть индивидуальный компонент, говорит Олег Высоцкий. Настоящий врач не может не испытывать сострадание к больному, он обязан проявить максимум профессионализма по отношению к каждому пациенту. Но врачи тоже нуждаются в защите, юридической, психологической. Пока ее нет.

О главных скрепах

Доктор Высоцкий признается, что главные опоры в его жизни — это крепкая семья, любимая жена и двое сыновей, 13 и 5 лет, и друзья-коллеги. Жена всегда была самой большой поддержкой, успокаивала, утешала, убеждала, когда не было сил, когда перфекционизм уже начинал съедать его самого. А коллеги, среди которых много друзей, повели себя в этот тяжелый период очень мужественно. Правда, «трепали нервы», смеется Олег Валерьевич, просили нормальные костюмы для работы, ведь находиться в них целый день очень тяжело.

Этот год переделал всех — и Высоцкого, и врачей его отделения. Поначалу, признается он, в качестве «начальника» было неловко делать замечания тем, с кем проработал плечом к плечу долгие годы, фактически близким людям. Но коронавирус ускорил этот процесс.

Елена Иванова

Участница краевого конкурса
журналистских работ “На переднем рубеже”

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии