Зачем Габриэль согласился?

Поделись с друзьями

Этот вопрос чаще других задают друг другу сотрудники одной из крупнейших в Краснодарском крае больниц после назначения известного хирурга-эндоскописта Сергея Габриэля на должность главного врача.

Ответ на этот и другие вопросы Сергей Александрович дал в интервью главному редактору портала «Здоровье на Кубани.ру» Людмиле Денисовой.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Габриэль — личность в медицине весьма авторитетная. Он автор уникальных малоинвазивных методик, возвращающих к полноценной жизни людей с серьезными поражениями желудочно-кишечного тракта. Несколько месяцев назад Сергей Александрович Габриэль стал главным врачом 2-ой краевой клинической больницы г. Краснодара.

Сергей Александрович, долгое время Вы возглавляли эндоскопическое отделение 2-й краевой, делали сложнейшие, порой уникальные операции. Признания и славы и в прежнем качестве Вам было не занимать, почему Вы согласились стать главным врачом больницы?

— Ну, во-первых, я не делал операции, а по-прежнему оперирую, практически каждый день. Забот у меня стало намного больше, но их решение не вытеснило работу практикующего хирурга.

Почему согласился? Думаю, в этом качестве сумею сделать больше. Я хочу сохранить все лучшее, что есть в нашей больнице и развить ее потенциал, как центра инновационных медицинских технологий.

По поводу, «сохранить все лучшее», а что именно?

— Доброжелательность к пациентам. Человеческое отношение всегда ценилось в нашей больнице. И люди выбирали ее, в том числе и по этому принципу.

Сейчас стало сложней. Долгое время мы были больницей, принимающей на лечение в основном плановых пациентов. Буквально 3-4 года назад процент экстренных больных был на уровне 10-15% от общего количества, не больше. На данный момент у нас 60-65% экстренных больных. А это совсем другая специфика.

В связи с увеличением количества больных, нехваткой коечного фонда, очень непросто, и вместе с тем мы хотим остаться больницей доброжелательной к пациентам.

Каким образом ?

— Я считаю, у нас очень хороший коллектив, очень грамотный, и в основном, люди работают по призванию. Поэтому как бы тяжело им не было, уверен, что они все равно сохранят свои человеческие качества по отношению к больным.

Следующее направление – это внедрение новых технологий. Мы не должны стоять на месте, мы должны двигаться вперед, и я неоднократно на наших совещаниях говорил, что буду поощрять специалистов, которые хотят развиваться, которые ездят, смотрят, что-то предлагают. Это замечательно, потому что в нашей профессии, как, наверное, нигде, очень важно быть на гребне волны. Я сам тоже довольно много езжу, на конференции, внутри страны и за рубеж, смотрю, учусь, развиваюсь. Я был заведующим отделением эндоскопии в течение 13 лет.

Считаю, что эндоскопия, и в нашем отделении, и в крае на очень высоком уровне. Не только в масштабах страны , но и на мировом уровне.

Давайте подкрепим это примерами.

— Ну, вот смотрите, мы выполняем высокоэффективную, малотравматичную операцию, редко вызывающую осложнения – перорально-эндоскопическую миотомию пациентам с ахалазией кардиального отдела пищевода. Это нервно-мышечное заболевание, когда пациенты страдают выраженной дисфагией – не могут питаться нормально за счет спазма кардиального отдела пищевода.

(ахалазия пищеводно-желудочного сфиктера — это постепенное необратимое сужение переходного отдела между пищеводом и желудком. Больной сначала не может проглатывать твердую пищу, через какое-то время и жидкую) ред.

Раньше приходилось делать операции полостные, потом лапораскопические, а сейчас вот эндоскопические, без единого разреза, через рот. Я считаю это довольно перспективным направлением, таких операций, с 2017 года, мы сделали уже более пятидесяти.

Вот еще одна операция, которую выполняют далеко не во всех клиниках:

Дивертикул ценкера – это когда у пациента в области устья пищевода имеется мешковидное выпячивание, как карман. Там застревает пища, тоже дисфагия, разные болезненные симптомы. Не смертельно, но неприятно. И, в последнее время, опять же благодаря развитию технологий, появились новые методы эндоскопического лечения этой болезни. Так же без надрезов, через рот. Сама операция занимает 30-40 минут. Раньше без разреза было не обойтись. Это долгий период реабилитации, крестообразный шов на шее. А так через 2-3 дня пациента можно выписывать.

Чреспапилярные вмешательства. Тоже большое, очень важное направление в абдоминальной хирургии. Через эндоскоп мы заходим и проникаем в выводные протоки печени, поджелудочной железы, работаем на этих структурах, что у нас в стране делают единичные клиники.

Вы и хирурги вашего отделения, чуть более года назад, первыми в России выполнили уникальную операцию — электрогидравлическую литотрепсию.

— Да. Электрогидравлическая литотрипсия камней версумного протока была внедрена нами. Поджелудочная железа находится глубоко за брюшиной. Раньше единственное решение – большая полостная операция. Там летальность (смертность) порядком 20-30%, осложнения порядком 50%. Сейчас нами разработана технология, так же через рот мы заходим, вводим основной эндоскоп в нем ультратонкие эндоскопы по 3 мм, заходим в протоки, смотрим, дробим. Операция длится 1,5-2 часа, но, зато, когда все получается, больной через 2 дня уходит домой.

Я неоднократно показывал эту операцию на наших эндоскопических форумах, мне было очень приятно услышать мнение специалистов о том, что это действительно очень красиво.

Эндоскопия вообще замечательная специальность, довольно молодая, нужно сказать, ей и 50 лет еще нет. По сравнению с другими медицинскими направлениями, которым уже по 500 лет. Конечно, она инструментально зависима, но это очень перспективное направление, которое в будущем заберет большую часть хирургических вмешательств. Я считаю, что в ближайшие 20-30 лет большинство операций с надрезами уйдут эндоскопистам.

Вы – хирург-эндоскопист. Любите свое дело. Не будет ли перекоса, то есть, когда основные финансовые ресурсы будут направлены на развитие именно эндоскопической хирургии в ущерб другим подразделениям?

— Эндоскопия — это часть хирургии, она не может развиваться изолированно без общей хирургии, без реанимации, без той же гастроэнтерологии. Все это должно идти вместе, примерно на одном уровне. Это во-первых. А во-вторых, я же прекрасно понимаю, что теперь я не заведующий эндоскопическим отделением, а главный врач.

В связи с этим вопрос – скажите, главный врач – это больше врач, или больше менеджер?

— Хороший и сложный вопрос. Я думал об этом, и мое мнение – нужно сделать институт (направление) главных врачей. Мне кажется, их нужно выращивать, воспитывать, и это не так просто. Вот люди закончили институт. У них есть большое желание стать главными врачами. Можно было бы сделать несколько мест у нас в стране, где они бы могли получить дополнительное образование, которое бы им позволило руководить лечебным учреждением. Потому что это действительно очень большое и разнонаправленное хозяйство. Это все, начиная от водоснабжения, канализации, электричества, но основное – все-таки медицина, это же больница. И тоже было бы, наверное, неправильно ставить главным врачом инженера или менеджера.

Когда человек – врач, и становится главным – он должен научиться мыслить глобальней, но при этом не переставать быть врачом ни в коем случае.

Я продолжаю ходить в операционную и в эндоскопические кабинеты, чтобы быть в курсе дела, чтобы знать, чем живет больница.

Вы говорили, что продолжаете оперировать. Но, видимо, не так часто как прежде, времени все равно не хватает?

— Стараюсь каждый день. Я считаю, это обязательно надо. Главный врач, который заведует медицинским учреждением, не должен отходить от практической медицины. Я продолжаю ездить на конференции, с докладами, считаю необходимо быть в курсе, того что происходит, иначе можно как в болоте застрять, в проблемах канализации, электрических сетей.

А еще, главный врач должен быть здоровым. Здоровым, потому что физических сил должно хватать на все – и на операционную, и на то, чтобы оббежать территорию больницы, и побегать по стационару, по отделениям.

Тогда немного об образе жизни. Что помогает держать такой ритм?

— Я стараюсь заниматься спортом, ну, спортом громко сказано, физической культурой, посещаю тренажерный зал, бассейн, занимаюсь английским.

Как часто бываете в спортзале?

— Стараюсь 2-3 раза в неделю, раз в неделю в бассейн, два раза английский, но это все в половину девятого-девять вечера.

А в питании у Вас есть какие-нибудь ограничения?

— Нет, я очень непривередливый, и в плане питания. Многие приходят, и рассказывают, как сидят на диете уже 5 лет, во многом себе отказывают, но все болит.

Очень много пациентов, у которых не желудочно-кишечный тракт больной, а психосоматика – что-то в голове сидит. Так и хочется сказать «Да ешь ты все подряд, иди расслабься, живи полноценной жизнью».

Трудно отдифференцировать действительно. Единственное – есть, как я считаю, определенные моменты, которые нужно соблюдать – не переедать, не питаться «на ночь». «Надо быть умеренным в еде, поскольку ножом и вилкой мы роем себе могилу».

А сколько часов остается на сон?

— 5-5,5 часов. Потому что раньше 12 я не ложусь, а в половину шестого уже подъем.

И это постоянно?

— Уже да. И самое ужасное, что при всем этом я сова. В выходных раньше 9 я не просыпаюсь.

Фамилия Габриэль довольно редкая. Откуда она? Из каких дальних далей?

— Я родом из Туапсинского района. Из станицы Анастасиевской, это в 20 километрах от Туапсе в сторону Шаумянского перевала. Мой отец — чех, в 19 веке в тех местах, где я вырос, были целые поселения иностранцев, в том числе чехов.

Отец был доктором?

— Нет, врачей в нашей семье не было. После восьмого класса я пошел учиться в Майкопское медицинское училище, с отличием его окончил, в 89-м году поступил в Краснодарский медицинский институт на факультет «лечебное дело».

Всегда мечтал быть хирургом.

Интернатуру проходил в краевом онкодиспансере. Год проработал колопроктологом. Затем был РЦФХГ Владимира Ивановича Оноприева. В этом центре было уже очень хорошее эндоскопическое оборудование. Там и начал работать в качестве хирурга-эндоскописта..

В 2007 году Владимир Моисеевич Дурлештер, главный хирург 2-й городской больницы, пригласил меня возглавить эндоскопическое отделение.

Есть у Вас девиз, который помогает держать высокую планку?

— Вдохновляющих изречений много. Одно из тех, что мне нравится, принадлежит крупнейшему писателю-фантасту Роберту Хайнлайну:

«Сильный человек не тот, кто может много себе позволить, а тот, кто может от многого отказаться».





0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии