Физика и лирика и много медицины – это про врача Губренко

Поделись с друзьями

Радионуклидные исследования стоят на первом месте по чувствительности. При онкологических заболеваниях обследование с помощью изотопов позволяет выявить очаговые образования на ранних стадиях, опередив классическую рентгенографию на год, а КТ – на шесть-семь месяцев. Эти месяцы очень важны для скорейшего начала лечения.

В конце восьмидесятых годов прошлого века в Краснодаре начала функционировать многопрофильная больница №2. В структуре больницы были объединены важные направления медицинской помощи: диагностической, стационарной, специализированной амбулаторной и даже родовспомогательной. Страна переживала сложный период социально-экономических реформ, а новая больница набирала штат медицинского персонала, который должен был соответствовать высокому уровню передового современного учреждения: оборудование, технологии – без этого не было и нет медицины, но кадры и тогда и сейчас решали и решают всё. Врач Валерий Григорьевич Губренко работает в больнице практически с самого её открытия.

Как всё начиналось

Вспоминая о том, почему когда-то выбрал для себя профессию врача, Валерий Григорьевич рассказывает о маме одноклассницы. Она во время Великой Отечественной войны была санинструктором, прошла через многое, делилась своими медицинскими историями, где было много интересного. Изучить азы медицины и применить знания на практике стало целью юноши, выбравшего для себя путь доктора. Впрочем, если бы с медициной не получилось, пошёл бы в сторону естественных наук – увлекала биология. Но всё получилось.

Уже после учёбы в вузе, узнав, что в Краснодаре нужны молодые амбициозные врачи, молодой специалист Губренко приехал в южную столицу развивать медицину края. Переезд из Сибири для него – молодого человека, родившегося в Киргизии, окончившего медицинский институт в Томске и интернатуру в Кемерове – не был большой трудностью: любовь к тёплому климату и, конечно, желание работать и действительно помогать людям стали хорошими стимулами. Трудовая биография на юге началась с дежурств в приёмном покое и работы в кардиологии. Но очень скоро Валерий Григорьевич выбрал для себя узкое современное направление, прошёл переподготовку и стал врачом-радиологом. Было интересно, остаётся интересным и по сей день, а перспективы впереди всё ещё привлекают.

«Когда показывают Москву, ведущие клиники, а там – высокочувствительная новейшая аппаратура, хочется работать на такой», – говорит врач о своих сегодняшних желаниях.

Работа с пациентами

Сейчас в обязательном порядке выпускник мединститута должен пройти практику, и лишь потом он может переходить в узкие области: рентген, ультразвуковые исследования, эндоскопию. Раньше этих требований не было. Но путь врача Губренко был именно таким. Он говорит, что «в Томском мединституте особенно много внимания уделяли обучению клиническому мышлению» – профессиональному, творческому решению вопросов диагностики, лечения и прогнозирования болезни на основе знания, опыта и врачебной интуиции.

Понимать состояние пациента, оценивать ситуацию в комплексе, думать и сомневаясь искать решения – всё это очень важно для профессионала.

А пациенты, конечно, бывают разными. «Я всегда хвалю дисциплинированных. Хорошо, когда пациент заранее звонит, заранее приезжает, выполняет наши требования. Наше исследование особенное – нужно соблюдать регламент», – рассуждает Валерий Григорьевич. И тут же добавляет: «Но принимаем мы всех, абсолютно всех».

Радионуклидные исследования – самая суть

Ядерная медицина – очень сложная по своему технологическому процессу, а работа в радионуклидной лаборатории – это командная работа. Команда состоит из врачей, медсестёр, санитарок и инженеров-электроников. Исследование осуществляется поэтапно.

Пациента принимают, потом готовят жидкие радиофарм-препараты, потом вводят их. Всё это задачи медсестры, которая должна сделать внутривенную инъекцию быстро и точно: работа с радиоактивным веществом обязывает. Особенно трудно, если у пациента плохие вены, а такие бывают нередко. Случалось, медсестра вводила препарат в микрососуд на пальце. Потому с изотопами работает только специально подобранный высококлассный средний медперсонал – по-другому невозможно.

Врач оценивает результат исследования и пишет заключение, которое становится итогом всей работы. Здесь и нужно бывает то самое клиническое мышление.

Очевидно, как велико значение слаженной работы, как важна роль врача. Валерий Григорьевич – врач высшей категории – и сам проводит исследования. Но он же прекрасно осуществляет руководство лабораторией радионуклидных исследований.

Проще всего работать с аппаратурой: включил-выключил

Почему Валерий Григорьевич прекрасно осуществляет руководство? Очевидно потому, что умеет взаимодействовать с людьми. И если этому специально не учили в мединституте, то этот опыт нарабатывается, хотя у кого-то такие способности могут быть, что называется, от природы.

«Он просто очень внимательный ко всем, – говорит о Валерии Григорьевиче медсестра Надежда Петровна Шутылева, работавшая под его руководством больше двадцати лет. Сейчас она на пенсии, но с большой благодарностью рассказывает о заведующем, который навещал её в больнице, когда она сама оказалась пациентом.

И всё же подчинённые – разные люди со своими мнениями, проблемами, желаниями. Они приходят на работу в разном настроении, имея своё отношение к происходящему и выполняют свою особенную миссию. Объединить всех в команду столь же необходимо, сколь и непросто.

«У нас бывают свои корпоративные мероприятия, которые, конечно, сближают, раскрывают людей, – добавляет руководитель Губренко. – Но всё равно проще всего работать с аппаратурой: включил-выключил».

А ещё есть документы на бумажных носителях, и работы с ними становится всё больше. «В последний раз отправлял документы на получение лицензии – а отправка происходит вживую, никакого электронного документооборота нет – так вот: документы весили почти два килограмма», – говорит Валерий Григорьевич. Понятно, что эти два килограмма нужно подготовить, распечатать, завизировать и собрать. Пройти лицензирование необходимо – иначе лаборатория будет закрыта.

Радиоизотопы опасны?

Этот вопрос волнует всех: и больных, и медперсонал.

В радионуклидной диагностике используются гамма-излучающие радионуклиды с коротким периодом полураспада – от нескольких часов до нескольких дней. Благодаря короткому периоду полураспада радионуклидов, небольшой энергии гамма-излучения и быстрому выведению радиофарм-препаратов из организма пациент получает небольшую лучевую нагрузку. Эта нагрузка в большинстве случаев ниже той, которую получают при обычных рентгенологических исследованиях.

Во всём мире медики работают с открытыми изотопами. Живущий недолго технеций при соблюдении особых правил и техники безопасности не причиняет вреда и медицинскому персоналу. Тем не менее, работающий в области лучевой медицины персонал имеет определённые преференции: они раньше других выходят на пенсию, у них длиннее оплачиваемый отпуск.

Так проще использовать обычный рентген?!

Радионуклидные исследования стоят на первом месте по чувствительности. При онкологических заболеваниях обследование с помощью изотопов позволяет выявить очаговые образования на ранних стадиях, опередив классическую рентгенографию на год, а КТ – на шесть-семь месяцев. Эти месяцы очень важны для скорейшего начала лечения.

Обследование больного рентгеновскими методами и с помощью КТ даёт возможность оценить структуру. Радионуклидные исследования позволяют оценить функциональное состояние различных органов и систем организма. Например, при обследовании желчного пузыря врач смотрит не только на этот орган, он наблюдает работу печени, протоков, желчевыводящих путей, желчного пузыря.

Можно сделать УЗИ и получить результат, где будет написано: структурных изменений нет. При этом радионуклидное исследование, возможно, покажет выраженное снижение сократительной функции или всякое отсутствие работы желчного пузыря у пациента.

Так что, необходимы разные обследования. «У каждого из них своя значимость и своя задача», – говорит Валерий Григорьевич Губренко.

Что помогает самосохранению врача?

Физическая зарядка утром – это обычное начало дня для Валерия Григорьевича. На зарядку он тратит совсем немного времени, минут десять.

В отпуске он старается съездить куда-нибудь, чтобы хорошо отдохнуть, любит Крым и Рим.

Конечно, духовная пища играет большую роль в жизни Валерия Григорьевича: без неё интеллигентный человек не может. Врач Губренко с удовольствием читает произведения Улицкой и Рубиной, с радостью ходит на творческие встречи и в театры.

Словом, всё так же, как у многих других людей.


Блиц-опрос

— Чай или кофе?

— И то, и другое. С утра кофе.

— Любимое время года?

— Лето, конечно. Я люблю тепло.

— Утро или вечер?

— Утро.

— Что раздражает?

— Неграмотность людей в своей области.

— Пять любимых фильмов?

— «Женитьба Бальзаминова», «Покровские ворота», «Любовь и голуби», «На солнечной стороне улицы», «Ниоткуда с любовью, или Весёлые похороны».

— Как думаете, есть жизнь после смерти?

— Думаю, есть. Какая она, в каком виде – не знаю. Какое-то продолжение души, может быть.

— Чтобы стать хорошим доктором, что важнее – талант или трудолюбие? Или что-то другое?

— Трудолюбие. Может быть, для того, чтобы быть выдающимся, например, хирургом, нужен талант. Но важно обучиться, а это усердие ученика и хороший учитель. В медицине важна преемственность.

Наталия Светашева

Читайте также: Иван Бондаренко: У хорошего врача – хорошая репутация





0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии