Главный уролог Кубани Владимир Медведев сравнил жизнь пациентов на диализе и после трансплантации почки

Поделись с друзьями

В Краевой клинической больнице №1 (ККБ№1) проводится около 50 трансплантаций в год. В чем отличие жизни пациентов на гемодиализе от жизни после трансплантации почки? Возможна ли профилактика почечной недостаточности, рассказал руководитель уронефрологического центра, заместитель главного врача ККБ№1 по уронефрологической службе Владимир Медведев.

— Почечная недостаточность приводит к тому, что почки прекращают свою работу. Существует ли какое-то лечение, может быть профилактика, которая помогает избежать необходимости гемодиализа?

 Сначала о возможности профилактики. На сегодняшний день мы можем говорить о профилактике очень многих заболеваний, но, к сожалению, далеко не всех. Отчасти можно профилактировать развитие рака. Например, рекомендовать пациентам не курить. Потому что некурящие люди значительно реже болеют раком легкого.

У пациентов, с хроническими воспалительными заболеваниями носоглотки, миндалин, часто развивается патология почек — так называемые нефриты, что, в свою очередь, приводит к тому, что почки постепенно начинают терять свою функцию, усыхать, сморщиваться. Это как раз приводит к развитию почечной недостаточности. И, чтобы продлить человеку жизнь, мы подключаем его к гемодиализу — искусственному очищению крови.

— Это уже запущенное, не самое лучшее состояние…

— Да, это далеко не самое лучшее состояние, но в тоже время еще 30 лет назад все эти больные погибали. Единицы могли попасть на гемодиализ, потому что не хватало диализных мест. А трансплантология тогда только начинала развиваться. Было очень мало трансплантаций — в год выполняли 100 пересадок почек на 150 млн. населения в стране. Это же практически ничто.

На сегодняшний день наш край имеет первое место в стране по количеству диализных мест.

Еще один метод, позволяющий улучшить качество жизни пациентов — это заместительная почечная терапия или трансплантация почки. В чем его преимущество? После трансплантации, больной принимает 2-3 таблетки утром, и на протяжении всего дня свободен, ему не надо прибегать к постоянным поездкам в диализный центр. Да, трансплантация, конечно, не излечивает пациента, но она позволяет значительно улучшить качество его жизни. С 2009 в нашем центре года выполняется трансплантация почек. Мы — первые в нашей стране начали выполнять трансплантацию почки с использованием робототехники, выполняем как трупную, так и родственную трансплантацию.

Читайте также: Почему Краснодар стал центром медицинского туризма России, рассказал профессор Медведев

— Уточните, пожалуйста, в чем разница?

— Родственная – когда родственники отдают свою почку – папа, мама, брат, сестра.

— Это бывает часто?

— Нет, не часто, у нас не принято жертвовать своей почкой.

— А если родственник все же решится отдать свою почку, какие могут быть последствия?

— Если решится – мы этого пациента, то есть донора, обследуем «с ног до головы». Мы очень серьезно отбираем донора для того, чтобы он мог дать свой орган. Рассказываем о возможных последствиях. Например, не часто, но там может образоваться опухоль.

— Это, наверное, смотря как провести операцию?

— Дело не в том, как сделана операция, а в том, что донор остался с одной почкой. Но это один из вариантов продлить жизнь своему родственнику.

У нас люди чаще вначале демонстрируют свою готовность: «Да, я хочу, да мы сделаем что угодно для родного человека», но когда речь заходит о том, что необходимо кому-то из родственников поделиться своей почкой, то все тут же начинают говорить: «А может, мы трупную почку пересадим?».

Но, к сожалению, трупной почки на всех не хватает, потому что там тоже проходит очень строгий отбор органа: кому, у кого какой орган можно взять. Не каждый труп подходит для того, чтобы у него забрали органы, очень много инфекций.

— Мало того, нужно еще и разрешение, верно?

— Это целая процедура. Не просто пришел с улицы и сказал: «Я у него возьму органы». Существуют законодательные акты, которые строго выполняются пунктик за пунктиком. Строго: первое, второе, третье, четвертое, пятое, десятое. Все это должно совпасть, быть проверено, перепроверено десятки раз, должно быть соответствующее разрешение. Только после соблюдения всех требований, в присутствии судмедэксперта, с разрешения прокурора производится забор органа. Это не молниеносный процесс. Процесс подготовки к забору трупной почки длительный.

— А сколько в очереди на трансплантацию сейчас пациентов?

— Большое количество, потому что на диализе у нас в крае 2,5 тыс. пациентов на сегодняшний день. Считайте, что 50% этих людей – потенциальные реципиенты – то есть, им можно пересадить органы.

— В год сколько таких операций проводится в вашем центре?

— Порядка 50 трансплантаций. Это мало, потребность для края значительно больше.

— Кстати, можно сравнить продолжительность жизни на диализе и после трансплантации? Есть какие-то подтвержденные данные или нет?

— Если хотите, можем сейчас пойти посмотреть больных после диализа и после трансплантации. Если вы увидите человека, который находится на диализе, через 10 лет на него страшно смотреть.

— То есть трансплантация, все-такие, лучше?

— Конечно. Качество жизни этих людей совершенно другое. Не только почки, но и пересадка сердца, пересадка печени дает возможность жить совершенно по-другому, чувствовать себя почти здоровым человеком.

Материалы по теме:

Игорь Нелин: Пока не захлопнулось терапевтическое окно

Дурлештер В.М.: «В хирургии, как в армии, должен быть порядок»

Операция без скальпеля и наркоза — Бухтояров А.Ю.





0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии